14:28 

Жалобы Якова на жизнь :)

Яков Асиман
Асиманское отродье
Где-то недалеко плакала ночная птица, Яков мягко и бесшумно ступал по асфальту, мокрому от прошедшего недавно дождя. Шла охота. Спина запоздавшего прохожего выдавала страх и смятение, Яков ускорил шаг, положил руку на плечо мужчине и без всяких предисловий вцепился клыками в шею. Человек задергался и через некоторое время с гулким шлепком упал на сырые и поблекшие листья. Яков оттер губы и раздраженно швырнул в тело огненный шар – то, что когда-то было человеком, вспыхнуло и исчезло.
Иногда Якову хотелось быть грейганном, чтобы превращаться в волка, ступать мягкими лапами по парной, пахнущей осенью и грибами, земле, ловить чуткими ушами каждый звук в округе, вбирать в себе запахи… Яков почти незаметно повел плечом и вот, над аллеей взметнулась черная тень и исчезла в ночном небе. Всё также продолжала жаловаться ночная птица, а заблудившийся ветер выяснял отношения с ветками деревьев.
Боль всё еще давала о себе знать, внезапная слабость кружила голову и сбивала с пути, но асиман уже спускался. Развалины старого лесхоза посередине дубовой рощи вряд ли могли кого-нибудь заинтересовать в безлунную ночь октября, да и в любую другую ночь. Яков опустился на крышу деревянного сарая, приняв образ человека, он спрыгнул на землю и зашел в здание. Внутри было холодно и сыро. Яков разжег печь, пододвинул единственное кресло поближе к огню и присел в него, но тут же, уловив какой-то звук, подскочил. Во мраке комнаты около дальней стены он обнаружил троих котят и кошку.
- Вот только вас мне не хватало, - пробормотал он. Кошка боялась, и если бы не котята, давно бы сбежала, но материнский инстинкт оказался сильнее - она выгнула спину и зашипела на вампира.
Яков вернулся к креслу. Не то, чтобы он был такой уж сострадательный, но в последнее время он стал испытывать к животным определенные теплые чувства. Асиман наложил на огонь заклинание, которое позволяло печи долго поддерживать в сарае тепло, но не создавало никакой пожароопасной ситуации, и вышел в ночь. Снова накатила слабость, Яков с тоской посмотрел на сарай и двинулся в темноту в сторону реки.
На берегу он развел костер и свернулся калачиком. Хотелось спать, но он не мог позволить себе такой роскоши – спать на открытом воздухе. Перспектива попасть под солнышко не прельщала вампира. Яков, не мигая, смотрел на огонь. После встречи с Темным Охотником с Яковом стали происходить странные вещи: снились сны - солнце, и лучи его не жгли, а ласково грели; яркая зелень первой весенней травки, щебетанье птиц… В моменты бодрствования настигали видения: звуки, запахи, голоса давно забытых людей… И тут еще какая-то подозрительная сентиментальная тяга к животным. И было наплевать на клановые распри, а приказы Амира стали вызывать недоумение. Хотелось пойти к Дарэлу и спросить… А вот что спросить, Яков не знал. И прекрасно понимал, что Дарэл не станет его слушать. И эти мысли… мысли о том, что больше не хочется быть вампиром – ужасали его. И сегодня на охоте… ему было жаль того мужчину. И совсем не было охотничьего азарта. Обычно он любил поиграть со своей жертвой, как играет кошка с мышкой, ему нравилось, что его боятся. А сейчас он сам боялся. Что с ним сделал Темный Охотник?
У Якова мелькнула шальная мысль, а может снова пройти Посвящение? Сейчас это уже не кажется таким страшным, как в первый раз. Тогда он был еще слишком молод, слишком глуп.
Нет, он не пройдет Посвящение. Было стыдно признаваться, но ему нравилось его состояние. Он вряд ли станет эмпатом, как Дарэл, но капелька чувств не будет лишней. Если, конечно, эти чувства не прогрессируют и не выльются во что-то безобразно-сопливо-сентиментальное.
Яков потянулся и подставил к огню другой бок.
Интересно, а бывают вампиры – одиночки? Если уйти из своего клана? Не подчиняться никому, не воевать ни с кем. Просто жить.
Любить. Любить? Странное слово из далекого прошлого. Кого любить, если он будет один? Людей он не сможет любить, уж слишком он их ненавидит и презирает. Животных? Да. Вот только животные не любят и боятся его. Киндрэт? Они слишком любят самих себя.
Да и к чему эта любовь? Глупость какая-то.
Яков еще раз пожалел, что он не грейганн. Будь он волком, ушел бы в лес.
Асиман вздрогнул и привстал. Кто-то его звал. Эрнесто?

URL
Комментарии
2006-10-11 в 14:36 

Если кто-то по-настоящему хочет жить, то медицина бессильна.
Фрейя,
Слух, а мне нравится)) Честно. Во всяком случае, логика имеется, а не "моча в голову ударила, и вот он вдруг резко и встал на путь исправления и сотрудничества с органами правопорядка", как в большинстве ООСшек.
Только имхо уж больно быстро он о любви и иже с ней задумался. Сначала долгие моральные мучения, разбитые зеркала, изрезанные осколками кулаки, спалённые книжные шкафы, несвойственные ранее нервные припадки на почве повышенной чувствительности... как-то больно запросто товарищ воспринял то, что привычный мир подногами рушится.

2006-10-11 в 14:43 

Яков Асиман
Асиманское отродье
ну это я решила, что сразу переходим к делу :) я же сказала, несет меня :)

кста, все эти неврные припадки вполне могли быть раньше. он ведь не в первый раз прилетает в этот лес и страдает у огонька :)

URL
2006-10-11 в 14:47 

Если кто-то по-настоящему хочет жить, то медицина бессильна.
Между прочим, с Дарэлом он, судя по всему, общался всего раз в жизни. Когда оного Дарэла методично избавлял от ненужной ему крови. (он тогда ещё с Тотошкой познакомился). Так что странно, что Яков о нём в такой ситуации подумал. А если бы и подумал, то, имхо, в менее цензурных выражениях. Уж точно не по имени, во всяком случае. Да и знают о нём Асиман не так уж много... слухи, в основном, да общедоступную информацию.

2006-10-11 в 14:55 

Яков Асиман
Асиманское отродье
Яков вполне мог знать о Дарэле очень многое. То, что Дарэл "чувствует" - это известный факт. После проведения Витдикты - всем стало ясно, что Лориан очень многое значит для Дарэла. И то, что асиманы ударили именно по Лориану - могло означать только то, что они знали, что Лориан значит для Дарэла. А в данный момент, когда Яков стал чувствовать, вполне возможно он вспомнил о Дарэле

URL
2006-10-11 в 15:00 

Если кто-то по-настоящему хочет жить, то медицина бессильна.
Асиман считают чувствительность позором и слабостью. Не уверена, что Яков, один из старейшин клана, неожиданно получив в своё распоряжение обрывки чувств, вдруг станет отзываться о Дарэле если не доброжелательно, то как минимум не враждебно и не пренебрежительно. И уж точно он бы не подумал, что можно "пойти к Дарэлу и спросить". Да он всеми силами будет прятать этот факт от всех и каждого! Это после того, как перестанет психовать и признает его для себя.
(это я бухтю, если кто не понял))))

2006-10-11 в 15:05 

Яков Асиман
Асиманское отродье
бухти-бухти :) Я тоже так подумала, но потом решила, что... ну его нафиг :) пишу, как пишется :)

URL
   

Дневник Якова Асимана

главная