Яков Асиман
Асиманское отродье

Невольно начинают возникать вопросы, а по какому поводу уважаемый (sic!) и всеми любимый (двойное sic!!!) асиман устроил истерику? И какого черта он забился в угол палатки и рыдает? Всё очень странно и непонятно. Но!!! Самое главное во всей этой истории – не забыть, что за лицом и даже характером Якова Асимана скрывается испуганная, закомплексованная, всеми забытая и нелюбимая (как она считает) схищница, которая вдруг вспомнила, что существует мир, в котором, возможно, кто-то еще ее помнит и, может быть, любит (тройное sic!!!) (понимаю, очень длинное предложение, но без длинных и запутанных предложений не может быть мери-сью).

Соответственно, в данный момент вовсе не Яков Асиман проливает горькие слезы в углу палатки. С другой стороны, не надо забывать и о том, что какая-то часть Якова Асимана пребывает в сознании схищницы, причем с удовольствием пребывает, и вовсе не ужасается данному положению вещей. В его вампирское сердце через сердце схищницы мелким змеем проскальзывает то чувство, которое, не боясь громких слов, схищница называет «любовью», и которое она испытывает к маленькому и лохматому существу с зелеными глазами и веснушками на лбу. Яков Асиман, по натуре совершенно не чувствительный, с интересом наблюдает, как у него учащается пульс, как соленая вода градом катится из его глаз, как что-то щемится в его груди и низ живота подозрительно сводит судорогой.

Так что в данный момент, когда в углу палатки истерически рыдает схищница в образе асимана, сам вампир хладнокровно наблюдает за процессом и успевает только удивляться.

В момент, когда нашей героине надоело горевать, да и Яков уже стал позевывать, снаружи у палатки послышалось чье-то вежливое покашливание. Вытерев слезы, вампир вылез наружу и обнаружил возле потухшего костра очередного хоббита. Хоббит ковырялся в костре палкой и что-то бурчал себе под нос.

- Здравствуйте, - вежливо поздоровался Яков. Хоббит вздрогнул и уронил палку.

- Здрасти… , - хоббит помолчал немного. – Я Фродо.

- Да, я знаю. А Я Яков.

- Вампир.

- Как видите.

- Я хотел бы извиниться…

- За что?

- Я прочитал неправильные книги… и всех напугал.

- Да, я не кусаюсь.

- Мы это уже поняли…

Яков оглянулся в поисках удочек:

- Я собирался идти на рыбалку, не присоединитесь ко мне?

- С большим удовольствием, если вы обещаете мне рассказать правильные истории о вампирах.

Яков кивнул, собрал удочки, схватил рюкзак, и они отправились к берегу. На берегу Яков разложил вещи, нацепил дождевых червей на крючки и забросил их в реку. Оба сели стали терпеливо ждать клёва.

- Понимаете, Фродо, на самом деле вы читали правильные книжки. Вампиры – ужасные существа.

- Но вы совсем не похожи на ужасное существо…

- Да, я странный… Когда я был дома, я был таким же вампиром как и все остальные. Наверное, у вас здесь всё совсем не так, как в других местах. Наверное, здесь и назгулы были бы милыми и пушистыми зверятами…

Фродо напрягся, услышав про назгулов, а потом улыбнулся:

- А знаете, у нас в Доме много всяких существ живет. Например, Патя…

- Патя?

- Да, он любит всех утаскивать спать. Что он дальше делает, я не знаю, потому как хоббитов он не трогает, но схищницы с ужасом и одновременно с восхищением говорят о нем. Может, и про вампиров где-то говорят с ужасом, а у нас будут говорить с восхищением?

- Я очень на это надеюсь, Фродо.

Яков довольно заулыбался. Крючок у Фродо резко задергался и хоббит вытащил на берег огромного карпа. Яков положил карпа в ведро и развел костер.

- Вы будете со мной ужинать? – поинтересовался он.

- Обязательно, - сообщил Фродо и мило улыбнулся.

- Я очень надеюсь, что не сильно испугал тех хоббитов на полянке…

- Пиппина и Мерри? Не волнуйтесь, их очень трудно испугать… Более того, они собирались идти на охоту за вами… колы вырезали… чеснок ели…

- И что же?

- Я их вовремя остановил…

Яков усмехнулся и представил себе, во что бы вылилась сия охота.

На ужин забрел Билли и потребовал очередную порцию морковки. За Билли пришел Сэм и с большим удовольствием умял две порции ухи, в перерывах он успел рассказать, как Мерри и Пиппин ходили вокруг палатки Якова и пытались найти гроб, чтобы вернуться попозже, когда асиман будет спать, и… дальше Сэм смущенно замолчал, а потом попросил добавки. Фродо опять извинился и пообещал утихомирить местных «ванхельсингов».

- Ничего, пусть приходят. – Яков опять усмехнулся и выставил свои клыки напоказ. Фродо и Сэм смущенно захихикали.

А потом хоббиты попрощались и ушли, уведя с собой пони Билли. И Яков опять остался совершенно один, не считая заливающейся слезами схищницы.