Яков Асиман
Асиманское отродье
Яков сидел на земле рядом с палаткой и изучал приобретенные недавно тапочки. Они были с длинными ушами и красными глазами. "Кролик, наверное", - подумал Яков. Рядом лжала еще одна пара тапочек, с такими же длинными ушами, но уже с зелеными глазами. Эта пара предназначалась Пиппину.
Якову вдруг остро захотелось домой. Только взять бы с собой Пиппина. Познакомить с Храньей. Нереально... Асиман тяжело вздохнул.
Вчера Яков случайно услышал, как Пиппин пел песню. Конечно, это была попсовая песня. Вольфгер, наверное, тут же бы переключил радио на другую волну и подумал о пошлости, глупости и бесталантности исполнителя... Правда, причем тут Вольфгер?
Пиппин сидел на берегу, беззаботно болтал ногами в речке, только песня была совсем не беззаботная:

Я не знаю где, я не знаю как
Оборвалась эта лента, затерялось счастье где-то
Не пойму куда, унесла вода
Мои белые рассветы

А ты была нигде и в каждом уголке
А ты несла весь белый свет в одной руке
И запах роз, напрасно брошенных тобой
Развеял ветер по земле
Я каждый день искал неведомо зачем
Хотя бы тень, хотя бы эхо вдалеке
А я искал в недавно выпавшем снегу
Осколки лета

Я не знаю где, я не знаю как
Переплыть мне эту реку, перейти от века к веку
Я понять не мог, чего хочет Бог
От простого человека


Яков вслушивался в голос хоббита и сердце его сжимала тоска. Так хотелось хоть что-нибудь сделать для этого зеленоглазого чуда. Подойти и сказать: Пип, в моем теле скрывается одна из схищниц... Она любит тебя... слишком любит, если можно слишком любить... И я - асиман- тебя люблю, ты такой, что любить тебя невозможно.
Но... Еть много такого, что разделяет нас всех. Я живу в мире киндрэт, Схищница - в реальном мире, а ты,Пиппин, - в Шире... Можно закрыть глаза и соединить нас вместе. Но нельзя быть с закрытыми глазами вечно.
Хотелось спеть другую песню:

Стань, самым безмятежным лёгким сном
Я судьбу прошу лишь об одном
Пусть хранит тебя, каждый новый день
Нежность моя
Тихо ночь утратила своё предназначенье
И рассвет украл с небес последнюю звезду
Расставаньем мы обручены и обречены
Но я тебя найду и я к тебе прийду

когда-нибудь...